воскресенье, 3 июля 2011 г.

МАССАЖИРУЮЩИЙ РЕЛАКС

Николай Пушистый
     
      Я никогда не «прикипал» к клиенткам. Особенно к богатым. Зная множество зон на теле, точек и экстерорецепторов, мог довести кого угодно до умопомрачения, до одурения, до экстаза, до оргазма. И иногда этим пользовался. Не объясняя, естественно ничего, и не рассказывая о тех премудростях, которым меня научил мой наставник-китаец


     Я хорошо учился. И многое у него перенял
     Богатых клиенток частенько трахал. Как бы в дополнение к комплексной массажной «процедуре». Особенно тех, которые от нечего делать до изнеможения занимались собой
     Я откровенно пользовался этими богатыми, самодовольными, «уставшими» от жизни (читайте – от безделья и от самих себя) телками. Пальцы немели от напряжения, разминая их толстые, заплывшие жиром телеса. Я взмокал, капли липкого пота струйками по спине. Я зверел от неприязни к ним, но заставлял себя быть приветливым, обаятельным и внимательным, откровенно ненавидя их в душе. А, выходя с работы, тут же о них забывал
     Цинично брал с них доплату за сексуслуги (не входившую в прейскурант), а в большинстве случаев они сами оставляли баксы на массажном столе или в кармане моего пиджака.
     С Настей все было по-другому
     – Полечите меня, – было первое, что сказала она, войдя в кабинет
     Она пришла лечиться. И хоть не стеснялась меня как врача, но было видно, что смущается
     После манипуляции, укутанная в теплое одеяло, под действием иглоукалывания и релаксирующей музыки она сильно плакала. Плакала так, что не могла остановиться. И Маринка, администратор салона, наливала Насте зеленый чай с лимоном и провожала в свободный от маникюрши кабинет «поплакать и посидеть в тишине»
     Как медик я понимал, что со слезами выходят боль, обиды и негатив, а как мужчина, искренне ей сочувствовал и жалел
     Это был уже пятый или шестой наш сеанс массажа.
     – Расслабьтесь и подумайте о чем-нибудь хорошем, - громко сказал я, вышел из кабинета и закрыл за собой дверь, оставив ее одну


     Пережидая «процесс лечения» под несколько мелодий для релакса, я мысленно был с Настей в полумраке комнаты, где горел ночник, окна были занавешены легким тюлем, на стене – картина с полуобнаженной женщиной, возлежащей на песке, запах курившихся ароматических палочек, а для комфорта и тепла работал масляный обогреватель. Тем более, в этот раз на мой «коварный» план работали две дополнительные серебряные иголки… (на больших пальцах возле ногтя есть такие точки)…
     Через пятнадцать минут я зашел, снял иголки и освободил Настю от одеяла.
     – Есть время, – сказал я. – Вы сегодня у меня последний пациент, раздевайтесь полностью. Сделаю вам то, что делаю особо дорогим клиенткам
     Она, села на широкий дубовый массажный стол, грациозно скрестила ноги и стянула легкие брючки. На ней были розовые трусики с сердечком из маленьких стразов на правой половинке попки. Я любовался этим сердечком, ее мягкой выпуклой попкой и изящной линией ног.
     …Я размял ступни, погладил ее по ногам, скользнув под трусики, легко провел руками по попе, «обрисовал» линию бедер, чуть прижал, потянул на себя и стянул Настю на край стола
     Я и так уже давно был на взводе…
     Расслабленное массажем и теплом тело поддалось, и было полностью в моей власти.         Отодвинув ткань трусиков, привычно-массажным движением провел по промежности сверху вниз, потом снизу вверх, открывая себе путь и… прижался членом к влаге промежности… Это был тактический прием «ожидания»: «предвкушение близости» - я никуда не торопился
     На трение половые губы мгновенно ответили приливом и желанием… Я проник внутрь сразу, полностью и весь… по самые заросли на лобке. Слегка качнулся членом вправо-влево, изучая: какая она, Настя внутри? И только после этого задвигался. Член приятно сжимало. Там было жарко и влажно. Кайфово, не передать!
     Смысл был не в длительности и силе. Смысл был в самом факте сексуального контакта. Жирная точка  моего «коварного» плана. Завершающая фаза лечения. Итоговая главная мысль. И я завершил свою и Настину «мысль»
     И кончил
     Чуть погодя, она согнула ноги, ухватилась за края стола, подтянулась вперед, и перевернулась на спину. В Настиных глазах стояли слезы. Ресницы были мокрыми и от того казались очень-очень черными
     Она спокойно и пристально посмотрела мне в глаза и тихо сказала:
     – Еще
     Я положил ей руки на живот, сделал по два хитрых круговых движения над яичниками и вокруг пупка. Лавандового масла на ладонях  хватило на движение вверх, и впервые коснулся ее грудей. Пара круговых массажных движений для нее – а больше – для себя. Рукам не надо было подсказывать: где и что, - они знали сами
     – Я запоминал тебя руками, – сказал я. – Мне как-то странно осознавать, что я запоминаю руками. Многие движения привычны так, будто на кончиках моих пальцев вместо нервных окончаний находятся глаза… и они подсказывают и ведут мои руки.
     Она молча слушал меня
     – Руки не обманывают, – продолжал я. – Они запоминают  тебя такую, какая ты есть, и впоследствии не способны сравнивать. Память рук – самая надежная и самая верная память. Я запомню тебя такую, какая ты сейчас и сохраню это надолго. Миллионы нервных окончаний будут помнить те ощущения, которые дарило мне твое тело.
     «Я запомню тебя руками на века, что просыпаются сквозь пальцы как песчинки. И никакая другая память не может сравниться с памятью рук…» – так говорил мой учитель
     …Настя закинула руки за голову, взялась за края стола, подтянув ноги к животу. И я вошел в нее тут же, с новой силой и удвоенным желанием. Не упускать эрекцию после семяизвержения – это я мог. И умел
     Я все крепче и крепче прижимался к Насте членом, двигался все интенсивнее, наращивая темп:
     – Первый половой акт – для мужчины, второй – для женщины,   озвучил я. – То есть первый был для меня, а этот – для тебя!
     – Спасибо,  ответила она


     Несмотря на ограниченность в движениях, наша поза была очень удачна и походила на позу «Чайка» из Камасутры. С той лишь разницей, что в классическом варианте дело происходит на постели и мужчина встает перед партнершей на колени. Я же стоял на ногах. Поза «Чайка» позволяла Насте  отвечать легкими движениями бедер на страстный натиск моего члена. А мне предоставлялась прекрасная возможность любоваться телом женщины и дарить ей незабываемые ласки
     Придерживая Настю за бедра, чтобы она не скользила, я «скользил» внутри влагалища, наслаждаясь в этот момент какой-то благоговейной радостью внутри себя самого. Я видел, отчетливо видел как разноцветные волны, переливаясь всеми цветами радуги «растекаются» по Настиному телу…
     Я двигался, двигался, и двигался, удивляясь собственным ощущениям. И с каждым моим толчком – по Настиным щекам текли слезы
     – Мне хорошо,  шептал она. – Хорошо. Коля, милый, Ко-ля… Я улетаю
     «…таю» послышалось мне
     Она затрепетала, внутри нее все «зазвенело», матка сжалась. И  я почувствовал несколько пульсообразных толчков; обдало жаром, и мне навстречу как из гейзера хлынуло – горячо и мощно
     Она кончила
     
     …Я всем телом лег на Настю. Просунул руки под лопатки, приподнял, прижал к себе, и мы слились в долгом страстном поцелуе…
     Я никогда. Никогда не целовал клиенток. Это было законом! И этот поцелуй был первым, не поверите, но он был первым за мою многолетнюю массажно-медицинскую практику! Первый поцелуй с… блин, не знаю, как ее назвать?! Я никогда не «прикипал» к клиенткам. К любым, особенно к богатым. Настя не была богатой, но чем-то запала мне в душу
     …По дороге домой я зашел в бар у метро, коротко сказав официанту:
     – Кагор румынский. Много
     Я жадными глотками пил красное вино. Оно было такое же сладкое и терпкое, как Настя.

настроение: Одурманенное
хочется: два глотка Кагора
слушаю: Карнавал FM
думаю: об истинной Женщине


Опубликовано 
в Ежемесячном эротическом журнале "Мистер Икс" 
(вечернее шоу для одинокого мужчины) 
выпуск 11/2008 с. 32-34